Общественники. Итоговая битва

В конце года чиновники отчитались перед общественниками, которые на протяжении нескольких сезонов боролись за чистоту, красоту и благоустройство города. И это было не сухое изложение итогов года, а жаркая дискуссия. Ведь в левом углу в горчичном пиджаке отстаивал правду сам общественник Суркин.

Наша общественная палата – первая в Югре. Это герои невидимого фронта, которые представляют общественное мнение в самых разных областях. Но мы чаще слышим о них, когда речь идет о благоустройстве города, ремонте дорог и озеленении.
Вот и сейчас директор департамента ЖКХ Максим Коротаев подводит итоги благоустройства в Нижневартовске. Это и марафон в первом и втором микрорайонах, и БКАД, и про ударные темпы переселения семей из аварийного жилья говорит (а это, между прочим, опережение темпа на два с половиной года). В этом году больше семнадцати километров дорог отремонтировали. И дальше побудут ремонтировать, а общественников на сдачу будут приглашать. Потому что без общественников теперь никуда.
Но хмурит брови общественник Суркин. Сладкие речи Коротаева не усыпляют его чистый разум. И вот берет он слово. Мол, мягко стелешь, Максим Александрович. Благоустройство это хорошо, и дороги шикарные. Но шагни с потрясающего асфальта в микрорайон – и грош цена этим дорогам при декорациях неотмарафоненных дворов. Но как бы не ругались общественники, денег у города не хватит на все сразу.
Вступил в дискуссию общественник Заверюха. Он «видит изменения, но видит и то, что не сделано». А не сделан Заозерный проезд. Его, конечно, попытались отремонтировать, но получилось не очень. Насыпали щебенки, а толку никакого. А ведь там районная прокуратура находится – гостей из соседних поселков много приезжает. Вот каким предстает Нижневартовск в их глазах? Не солидно.
А общественник Псарук в очередной раз вставил свое слово про установленный памятник и посаженные деревья.
Общественник Лазурко радуется, что большое внимание уделили инвалидам при ремонте дорог, но вот тактильные плиты для слабовидящих слишком близко к проезжей части положили. «Кто это придумал?»
А вот общественник Исмаилов рассказал историю про одну женщину, которая сначала не хотела, чтобы дерево рубили, и его рубить не стали. А она потом взяла и передумала. Смысл этой истории в том, что людям стоило бы свои желания согласовывать заранее.
А общественник Баланюк не услышал большой стратегии развития ЖКХ до 2035 года. А еще посетовал на то, что о деревьях говорят как о чем-то второстепенном. И вообще, по его мнению, нижневартовское озеленение должны финансировать из федерального бюджета. Потому что это воздух и здоровье.
Затем приехал мэр Василий Тихонов и поздравил общественников, вручил им грамоты и уехал, а общественники вернулись к обсуждению важных и актуальных вопросов. С отчетом перед ними выступил директор управления капитального строительства Иван Силецкий. Говорил о достижениях этого года и о планах на будущее, о фонтане и набережной, об освещении и снова о благоустройстве.
И вот тут началось. Общественник Суркин решил, что хватит это терпеть и стремительно ринулся в бой. Гневную речь свою он начал с того, что все разговоры о великой миссии общественников – это вздор. На самом деле, ничего они не решают.
Вот какой смысл от общественного контроля, если приглашают их уже на сдачу объектов, когда все готово. А дальше что? Это же переделывать подрядчикам приходится. Развороты на новом участке улицы Ленина слишком узкие – этого не исправить. Ограждения (там же) покрасили дешевой краской, а по просьбе общественников перекрасили. Той же краской. Приглашать общественников нужно во время работ, а не по завершении, говорит Суркин.

«А какой мудрец придумал остановки устанавливать в низменности?»

Суркин предложил чиновникам и депутатам покататься на автобусах в апреле, чтобы те заценили лужи, которые впору переплывать, чтобы попасть в транспорт. И зачем нужен этот прекрасный асфальт, когда его скрывают огромные озера? Общественники предложили заняться ливнёвкой, в первую очередь. На что Коротаев ответил: «Ливнёвка старая, но работоспособная». Но, на секундочку, вода не уходит и с тех дорог, где ливнёвка относительно молода.

«Убили Героев Самотлора! — говорит Суркин. – За что мы боролись в 17ом году? Все остановки в воде! Нам стыдно, что мы в общественной палате!»

А стыдно, потому что жители города считают общественников виноватыми в городских бедах – так часто мелькают их лица на фоне этих бед.

В кульминационный момент общественница Краснова восклицает: «Это что такое? Вы можете это остановить и продолжить собрание?»

Общественник Яровой предложил Суркину написать письмо главе города, раз чиновники только отшучиваются.

Общественник Исмагилов (не спутайте с Исмаиловым) вступился за Суркина, а общественник Исмаилов поддержал гневную речь тем, что с тех пор, как он в Общественной плате, он стал злее.

Наконец Яровой решил прекратить спор философски: «Эта тема бесконечная, а жизнь конечная».

Суркин вспылил: «Так Силецкий мне ничего не ответил!»

Яровой: «Он вас услышал. А для ответа ему нужно подумать»

Когда ураган «Суркин» утих, общественники пришли к выводу, что нужно расширять области контроля. И кроме капитального строительства, ЖКХ и озеленения нужно контролировать что-то еще.