Классика детская и не очень. Изменится маркировка произведений литературы и искусства

Муху-Цокотуху, Раскольникова, Онегина и других пострадавших от реализации ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» героев реабилитируют.  В Госдуму внесли законопроект о новой маркировке произведений литературы и искусства. Что изменится, чем была плоха старая и какие препятствия она ставила на нелегком пути постижения школьной программы?

Фото: ИА «Точка»

 

«Муха-Цокотуха»: кровавая невеста.

Категория «0+».

Одна из иллюстраций категории «0+»

Сказки Корнея Ивановича традиционно маркируются самым низким рейтингом из возможных. Не одно поколение жителей нашей страны выросло на «Федорином горе» и «Мойдодыре». Согласно уже упомянутому закону «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», в произведениях категории «0+» может встретиться не натуралистичное описание насилия (кроме сексуального) при торжестве добра над злом. Читаем:

 

А злодей-то не шутит,

Руки-ноги он Мухе веревками крутит,

Зубы острые в самое сердце вонзает

И кровь у нее выпивает.

Видимо, недостаточно натуралистичное насилие. Да и добро победило — комарик срубил-таки на всем скаку голову злодею и повел Цокотуху под венец. Правда, случайно позабыл спросить ее согласия — хочу, мол, жениться, и все тут. Отличный пример для подражания, детские психологи аплодируют (в воздух взмывает табличка с надписью «сарказм»).

 

«Алиса в Стране чудес»: чад кутежа.

Категория «6+».

Кадр из фильма Тима Бертона «Алиса в Стране чудес»

Кстати, встречаются и издания Кэролла, маркированные «0+». У автора статьи пока не было возможности сравнить публикации на наличие или отсутствие адаптивных надругательств над Безумным Шляпником или Мартовским Зайцем. Зато, кажется, «6+» история получила в том числе за употребление веществ.

Спустя пару минут Гусеница вынула мундштук, раза два зевнула и потянулась. Потом она спустилась с гриба и поползла в траву, бросив на ходу:

– Отломишь с одной стороны – вырастешь, с другой стороны – уменьшишься.

«С одной стороны чего? С другой стороны чего?» – недоуменно подумала Алиса.

– Гриба, – ответила Гусеница, словно Алиса произнесла эти слова.

 

«Евгений Онегин»: кокетки, ассигнации, два ствола.

Категория «16+».


1899 Репин И.Е. «Дуэль Онегина и Ленского»

Да, классика «солнца русской поэзии», которая входит в школьную программу 9 класса (а отдельные отрывки ваш ребенок будет учить еще в шестом), тоже попала под раздачу за неграфичное описание убийства…

 

И Ленский, жмуря левый глаз,

Стал также целить — но как раз

Онегин выстрелил… Пробили

Часы урочные: поэт

Роняет молча пистолет

…и, по всей видимости, за алкоголь:

Освободясь от пробки влажной,

Бутылка хлопнула; вино

Шипит

 

Все остальное (и любовные сцены) подано настолько иносказательно, что не вызывает вопросов даже у самых ярых ханжей и пуритан. Но цензоров из Минкульта не обмануть. Как итог — роман в стихах получил рейтинг «16+».

Кажется, «Цокотуха» была более кровавым чтивом. Кстати, а что у нас с «Преступлением и наказанием»?

 

Родион Раскольников: тварь дрожащая с топором и желтобилетными девицами

Категория: все те же «16+».

Кровь хлынула, как из опрокинутого стакана, и тело повалилось навзничь. Он отступил, дал упасть и тотчас же нагнулся к ее лицу; она была уже мертвая. Глаза были вытаращены, как будто хотели выпрыгнуть, а лоб и все лицо были сморщены и искажены судорогой.

А вот здесь рейтинг видится вполне обоснованным, если не заниженным. Проходят его школьники в 10 классе. Тут тебе и подробное описание убийства, и Сонечка Мармеладова, вынужденная заниматься проституцией, и прочий Петербург Достоевского с его изнанкой общества. Сравнимо ли «Преступление и наказание» с «Онегиным» по графичности описания насилия и количеству жестоких сцен на квадратный сантиметр текста? Чиновники посчитали, что да.

Как видите, обосновать тот или иной возрастной рейтинг можно: точные, как казалось создателям закона о защите детей от вредоносной информации, рамки на деле оказались размытыми, а границы — весьма условными. Вспомним курящего волка из «Ну, погоди!», ежика в подозрительном тумане и енота из «Стражей галактики», Анну Каренину и Катерину из «Грозы» (родители пьют валидол, усмотрев пропаганду суицида) и Данко с вырванным сердцем, которые вполне могут кому-то показаться не подходящими по возрасту и старшим школьникам: кто из-за вредных привычек, а кто-то и вовсе — из-за сомнительных аллюзий. Даже в «Царевне-лягушке» теоретически можно углядеть у Ивана чрезмерную тягу к земноводным — все в глазах смотрящего.

Новая редакция закона должна заменить строгие маркировки «0+» и «6+» аннотациями «для семейного просмотра», «для дошкольников» и «не рекомендовано для детей». Классику, входящую в обязательную школьную программу, также пересмотрят.

Правительством дан официальный комментарий, что законопроект может быть принят при надлежащей доработке. Следующее чтение состоится уже через неделю — во вторник, 15 октября.