Гарри Поттер и Комсомольское озеро. Часть 2.

В предыдущей главе наш отважный общественник вывел глав городской администрации к водам Комсомольского озера, где собрал все Дары Неблагоустройства. На этот раз в условиях самоизоляции ему с верными друзьями без чьей-либо поддержки пришлось встретиться лицом к лицу с главными врагами городской среды.

Приближался полдень. На песчаном берегу Комсомольского озера появился мужчина в узнаваемых темных очках.

Одет он был в цвета Гриффиндора – золотая футболка, алые кроссовки и подтяжки цвета взрослого колорадского жука.

Он мрачно осмотрелся.Он уже был здесь весной. Тогда все неблагоустройство было скрыто под толстым слоем снега. Но отважный общественник Суркин знал эту территорию так хорошо, что ему не нужны были зримые подтверждения. Он знал, как не хватает людям туалетов, знал, как покрывается лужами дорожка для пробежки. И еще он точно был уверен в том, что растаявший снег обнажит весь мусор в заболоченных кустах, раскинувшихся вокруг его родного Комсомольского озера.

В тот день он был здесь не один. Он помнил, что ему отвечал глава департамента строительства Ситников, который тогда принес с собой карту благоустройства территории озера. Но что все эти планы – было очевидно, что утопическая мечта так и останется на бумаге. По крайней мере, в этом году. Действовать нужно прямо сейчас. И начать нужно с туалетов.

Глава города поручил прислушаться своих подчиненных к горячим словам общественника Суркина, однако лето наступило, а на Комсомольском озере так ничего не изменилось.

И вот сейчас он стоял на берегу в мрачных думах, глядя на гладь воды и золотистый песок. Он задумчиво произнес:

— В этом году народ будет с ума сходить в Вартовске, мало кто уедет. Давайте сделаем, как в Париже! А в Париже как сделал мэр? Он между домами и Сеной насыпал песок – и парижане загорают. Почему не сделать так?

И словно в подтверждение его тревожным мыслям на пляже появился загорелый пожилой вартовчанин, одетый в плавки. Он скромно расстелил узкое полотенце у камышей и лег, подставив под палящие лучи свое подтянутое тело. В камышах у озера плавал мусор, принесенный ветром: колеса, доски и жестяные банки.

— Господствующее направление ветра здесь — в сторону улицы Интернациональной, — уверенно продолжил отважный общественник. — Поэтому весь мусор прибивается к берегам преимущественно в тех местах.

Общественника Суркина окружил его отряд единомышленников – ими были неравнодушные жители города Эрик, Михаил и Николай. Они, даже не сговариваясь, выглядели как члены одного ордена: это спортивные, бритые наголо мужчины.

Каждый из них хотел, чтобы Темные силы Неблагоустройства были повержены. Эрик держал в руках кепку и сумку. Но несмотря на непринужденный вид, он жаждал, чтобы на озеро не пускали опасных мотоциклистов:

— Все же, тут детишки. Нужно взять под контроль мототехнику. И туалеты, конечно, необходимо поставить.

— Главное — туалеты, мусор, песок и спортивные площадки еще, — подытожил Суркин.

Они прогулялись вдоль заболоченной спортивной площадки с двумя баскетбольными кольцами.

— Либо эту площадку нужно довести до ума и добавить снаряды, — сказал Михаил. Он попал в компанию, случайно проходя мимо, и отличался от других, прогуливаясь по жаре в темной рубашке и офисных туфлях, – либо ту, что на Нефтяников, привести в порядок. Она дикая, но там людей больше, чем здесь.

— А я считаю, что вторую площадку надо в первую очередь облагородить, — заметил Николай.

Николай выглядел самым спортивным из всех. Не мудрено, ведь он в свои годы мог подтянуться на турнике 20 раз. Он всю жизнь ходил заниматься в спортивные залы, но с приходом коронавируса ему пришлось переместиться на уличные площадки, чтобы поддерживать себя в форме и не стать, как он считал, дрыщем.

— Третий месяц мы просто теряем форму! – восклицал он. — Это более брутальная площадка. Здесь нужно постелить покрытие соответствующее, убрать эти коммунистические турники и брусья и поставить такой же комплекс, как там.

Над озером возвышалась огромная песчаная гора, где уже разложили свои полотенца отдыхавшие под жаркими лучами солнца вартовчане. Суркин знал все и об этой горе. Зимой она куда популярнее скромных ледяных горок на главной площади города – здесь катаются на санках, на лыжах и даже не ускользнула от грозного глаза общественника семья, которая каталась здесь на сноуборде. А летом гора превращается в муравейник. С ней тоже нужно что-то делать. Благоустраивать однозначно.

Поделившись своими соображениями о востребованности спортивных площадок на озере и о непригодном для использовании состоянии снарядов, Отряд Суркина разошелся по своим делам. И лишь женщина с коляской и двумя детьми, бросила в след уходящему Суркину, приняв его за депутата:

— А может вы и детские качели здесь установите?

— Я бы с радостью, — ответил он ей. – Но я такой же, как и вы. Я простой житель города.

Он неспешно покинул Комсомольское озеро. Он чувствовал, что на этот раз к нему прислушаются. И ему даже казалось, что он уже слышит звуки приближающейся спецтехники коммунальных служб.