День рождения «Алеши»

Сегодня легендарному памятнику «Покорителям Самотлора» исполняется 42 года. Вместе с прототипом скульптуры Федором Метрусенко вспоминаем, как она появилась.

Герой монумента — это собирательный образ, посвященный всем первопроходцам, которые осваивали Самотлор. Но авторам нужен был человек, который послужил бы прототипом. Памятник открыли 15 июля 1978 года, а тремя годами ранее бригада Виктора Китаева набурила 100 тысяч метров породы и было решено, что героя скульптуры выберут из его команды. И в итоге им стал буровой мастер Федор Метрусенко.

Я не удивился, что к нам на буровую приехали гости, потому что кто только в то время не приезжал. Были и журналисты, и космонавты. Я Титову каску дарил еще. Так вот, подходят ко мне, а я стою за тормозом в фуфайке, на которой ни одной пуговицы, а вместо ремня проволока закручена. Мне говорят: «Ты „ремень“ свой сними, сейчас фотографировать будут». А скульптор еще попросил поднять руку и крикнуть что-то во время съемки. Ну я и крикнул: «Даешь Самотлор!»Федор Метрусенко, прототип «Алеши»
Фото из архива администрации г. Нижневартовска

 

Тогда этому событию никто особого значения не придал — ну сфотографировали и сфотографировали. А во время открытия монумента Федор Степанович был на вахте, хотя и видел как его разгружали по частям по прибытии в город. Сейчас же «Алеша» служит Федору Метрусенко напоминаем о тех временах.

Сам Метрусенко довольно сдержанно относится к тому, что его выбрали прототипом. Все заслуги по возведению монумента он больше связывает с другими людьми. Говорит, что во многом его построили благодаря Сергею Великопольскому, который тогда возглавлял Нижневартовский горком партии. Он четыре раза ездил в Москву, чтобы добиться финансирования. А историю монумента в большом газетном материале людям рассказал журналист Юрий Филатов.

«Наше дело было — трудись, да и все. Я почти все время на Самотлоре был, и даже не видел как город строится. Тогда кто ж знал, что он такой красивый получится. Хорошо помню, как сначала еще в деревянном доме получал квартиру, а потом, уже в 74-м году, мне выдали в пятиэтажке другую. Пришел, захожу в ванную, открываю холодную воду — есть. Потом открываю горячую — есть. Я сел на бортик и заплакал».

 

Все забывается, все переписывается, говорит Федор Метрусенко. И если б «Алеши» не было, сейчас уже многие бы и не помнили о том, как все начиналось.